Люди        256      

«А вас-то за что сюда?!» Как сидит врач, которой дали срок за биопсию

Уже неделю в единственном женском СИЗО Москвы сидит доктор Елена Мисюрина.

Руководитель Гематологической службы ГКБ №52 получила два года колонии общего режима по обвинению в смерти пациента. О своем деле и судебном процессе Мисюрина рассказала в интервью «Московскому Комсомольцу».

Медицинское сообщество России активно протестует против вынесения такого приговора. Озабоченность судьбой Мисюриной высказали и власти Москвы. Однако Следственный комитет стоит на своем и уверяет, что женщина наказана справедливо.

Неожиданная смерть

Началась эта история 25 июля 2013 года, когда врач-гематолог Елена Мисюрина, которая на тот момент работала в клинике «Генотехнология», провела трепанобиопсию пациенту. На момент процедуры у мужчины были диагностированы три тяжелых заболевания: миелофиброз, рак предстательной железы, несахарный диабет.

Никаких осложнений после проведения процедуры не наблюдалось, и мужчина отправился на работу. Однако к вечеру с диагнозом «острый аппендицит» он был госпитализирован в частную клинику «Медси». Через день пациента прооперировали, а через несколько дней он скончался.

Елена Мисюрина узнала о случившемся только в феврале 2014 года, получив первый запрос из Следственного комитета, который начал доследственную проверку обстоятельств смерти мужчины.

Вскрытие проводил патологоанатом из «Медси». По его заключению, причиной смерти стала не хирургическая операция и тяжелое состояние онкобольного, а ошибка, допущенная несколько дней назад Еленой Мисюриной, которая неправильно ввела иглу при биопсии. На выводах этого вскрытия и построено обвинение вокруг Мисюриной.

Суровое наказание

В январе 2015 года в отношении Елены было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 109 УК РФ «Причинение смерти по неосторожности». Через год дело переквалифицировали по п. В ч. 2 ст. 238 УК РФ («Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью либо смерть человека»).

22 января 2018 года Черемушкинский районный суд Москвы признал 42-летнюю Елену Мисюрину виновной и приговорил к двум годам лишения свободы в колонии общего режима, хотя статья предусматривает и более мягкие виды наказания. Мисюрина просила об эксгумации и повторном вскрытии. Но суд отклонил ходатайство.

«Тюрьму представляла по фильмам»

В тюрьме Елене находится в маломестной камере, вместе с ней сидят две женщины, обвиняемые по 159 статье («мошенничество»). Нары — дальние от окна, с новым матрасом. На столе стоит телевизор, в углу холодильник.

Елена попала в тюрьму в той же шубе, что была на заседании суда, и другие теплые вещи ей пока не передали. При это она говорит о том, что все необходимое у нее есть «Передачку мне уже предали. Местную пищу пробовала. Она вполне нормальная. Но вообще сейчас совсем ничего не хочется есть», — говорит врач.

Она отметила, что в СИЗО к ней относятся очень хорошо. «Сокамерницы, сотрудники внимательны, сочувствуют. Местные врачи, когда меня осматривали при поступлении (стандартная процедура) вообще расстроились, грустно спросили: “А вас-то за что сюда, коллега?!”. Что им ответишь, кроме как: “Ужасное стечение обстоятельств”», — рассказала Елена.

«Я, если честно, не думала, что тут все так устроено. Тюрьму представляла по фильмам, а там ведь страшно показывают жизнь за решеткой. Была приятно удивлена, если можно так выразиться. Оказалось, что поддержки и понимания я найду в тюрьме куда больше, чем в коридорах Следственного комитета. Конвоиры, когда доставляли в СИЗО, были очень вежливы и всячески проявляли сочувствие. Вообще я ее, эту поддержку, ощущаю отовсюду», — говорит Мисюрина.

«Неужели я буду бегать по улицам с иглой?»

«Следователь сказал мне: “Извините, но так велено”», — вспоминает Елена о том, с чего началось ее уголовное преследование.

«В приговоре прозвучало, что я особо опасна, меня нужно изолировать. Неужели судья действительно представлял, что я буду бегать по улицам с иглой и у всех прохожих насильно брать пункцию?!» — говорит она.

Елена признает, что ожидала совсем иного приговор. «Иначе неужели бы пришла на суд в сапогах, шубе? Никаких вещей “на всякий случай” с собой не брала. Правда, даже в голову не могло прийти, что скажут: “Надеть на нее наручники”. Я когда это услышала, была в полном шоке», — рассказала врач.

«Мне прокурор запросил условный срок вместе с лишением права заниматься медицинской деятельностью, что для врача смерти подобно. Но кто мог подумать, что судья вынесет приговор еще жестче и вообще отправит в тюрьму?!» -говорит Мисюрина.

Диагноз за один день

Врач также рассказала о том, что обращалась в надзорные органы, но никакой помощи оттуда не получила.

«Я искала там правду, но максимум, чего добилась — ответа из Никулинской прокуратуры о том, что патологоанатом “Медси” не имел права проводить вскрытие. Это не сыграло абсолютно никакой роли на суде», — рассказала Елена.

«Вообще, суд потряс — он потребовал с меня и моей больницы все, что только возможно, и в то же время не запросил даже лицензию “Медси”. Нам не показали ни трудовой договор патологоанатома (на экспертизе которого строится все обвинение), ни его должностную инструкцию», — рассказывает Мисюрина.

«Спрашивали его самого — кто направил тело на вскрытие? Почему это не было зафиксировано в истории болезни? А он отвечает что-то вроде: “Указание было устное. Мне позвонили. Не помню, кто”. Как вообще можно за один день поставить патологоанатомический диагноз?»

На чем строится обвинение

При этом согласно официальной версии следствия, «врач нарушила методику, тактику и технику выполнения трепанобиопсии, из-за чего причинила пациенту сквозные повреждения кровеносных сосудов, в результате через несколько дней он скончался».

Единственными доказательствами вины кандидата медицинских наук стали две экспертизы, сделанные в 2014 и 2015 годах, где говорится, что смерть пациента связана с биопсией. При этом в разных экспертизах по-разному указывается место, куда была введена игла.

29 января защита Мисюриной обжаловала приговор суда, но дата нового заседания пока не назначена.

На защиту встали врачи и мэр

После оглашения приговора медицинское сообщество России активно встало на защиту Мисюриной. 25 января общественная организация «Лига врачей» потребовала пересмотреть ее дело. За четыре дня онлайн-петицию подписали больше 60 тысяч человек.

В Сети дело Мисюриной окрестили «делом врачей». В социальных сетях был запущен флешмоб. Врачи поменяли аватары на фото Елены и поставили хештег #ЯЕленаМисюрина.

Не остались в стороне и московские власти Так, Департамент здравоохранения Москвы заявил о том, что окажет поддержку Елене Мисюриной. «Департамент здравоохранения делает все возможное для пересмотра дела и надеется, что судом будут учтены все дополнительные мнения специалистов», — сказано в сообщении ведомства.

29 января мэр Москвы Сергей Собянин сообщил, что «крайне озабочен» делом Мисюриной и отметил, что «такие дела должны рассматриваться максимально корректно и объективно».

Источник

Понравилась статья? Поделись с друзьями!